Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Станислав Аникеев творчески применяет методы Аршуковых

Пока политики, силовики и олигархи  выясняют, кто есть кто в преддверии предстоящих больших и маленьких выборов, доморощенные «подземные гномы» — банкиры и сырьевики – куют свои капиталы, изобретая новые способы, как перегнать казенные деньги в свои схроны, преимущественно с зарубежными координатами. Один из таких «гномов», как выяснял специальный корреспондент сетевого издания «Компромат ГРУПП», проявил себя очень ярко в последние месяцы. Его зовут Станислав Аникеев, и он был известен с 2015 года как руководитель одного из крупнейших подрядчиков Газпрома — АО Стройгазконсалтинга. А недавно предстал в новой ипостаси – возглавил Стройпромгаз, который станет единственным подрядчиком газовой монополии, заменив Стройгазмонтаж Аркадия Ротенберга и Стройтранснефтегаз Геннадия Тимченко.

Чем это может грозить всем причастным лицам и компаниям, можно предугадать, изучив некоторые эпизоды из богатой биографии Аникеева. Самый, пожалуй, ключевой, относится к 2001 году, когда Станислав Аникеев, вчерашний депутат Саратовской областной думы и директор местного филиала Межрегионгаза, переехал в Москву, получив должность директора по связям с региональными и федеральными органами власти. Тогда он и подружился с Раулем Арашуковым, который, возглавляя Ставропольмежрегионгаз, в то время выстраивал отношения с федеральными госслужащими. И, очевидно, оценил деловые качества нового друга, посещая его знаменитый спа-комплекс «Адиюх-палас», о чём есть, понятно, видеосвидетельства из серии «для взрослых».

Неизвестно, кто кого научил способам, как конвертировать общественный газ в личную прибыль, но, видимо, опыт общения с Арашуковым Станиславу Андреевичу пригодился, когда в 2015 году он встал во главе Стройгазконсалтинга (СГК) – мощной подрядной фирме с миллиардными оборотами. Но если Рауль Арашуков действовал довольно примитивно, и крал деньги (всего около 31 миллиарда по подсчётам Следственного комитета России), ссылаясь на неплатежи населения и продавая «сэкономленный» таким образом газ промышленным предприятиям по гораздо более высоким ценам, то глава Стройгазконсалтинга изобрел более изящную и менее уязвимую для претензий силовиков схему. Он просто не платил подрядчикам за работу, а решения судов, обязывающие перевести деньги, нейтрализовал требованиями других кредиторов или должников.

Об изобретении Аникеева, вероятно, не стало бы известно, если не расследованиеуральского агентства Уралинформбюро. История вкратце такая: екатеринбургская фирма «Берген» получила через ООО «СГК Трубопроводстрой-4»,  дочернюю фирму Стройгазконсалтинга, подряд на 160 миллионов рублей. Работы были выполнены, но из причитающихся «Бергену» 160 миллионов на его счета перевели лишь 26 миллионов аванса.  Между тем, Газпром перевел СГК 500 миллионов рублей на эти работы, однако куда они делись – можно лишь догадываться.

Арбитраж решил дело в пользу «Бергена», обязав «СГК -4» выплатить все положенные по контракту суммы. Но не тут-то было! Оказывается, к «СГК-4»  уже имеют долговые претензии ряд других компаний, и на миллиардные суммы! В том числе компания Орион-строй, к которой имеет непосредственное отношение кто бы вы думали? Правильно, Аникеев. Так что номер «Бергена» в списке должников, как говаривал герой Владимира Высоцкого, тринадцатый. А 130 миллионов рублей переместились в неизвестном пока направлении. Сумма для Газпрома с триллионными оборотами вроде бы небольшая, но для конкретного физического лица  очень даже приятная, поскольку эквивалентна его суммарному заработку за десять лет.

Это только одна история, ставшая известной. Если экстраполировать сумму уведенных у «Бергена» денег  на общий оборот СГК (около 154 миллиардов рублей в 2017 году), то получится весьма увесистая сумма в 26 процентов от оборота –около 38 миллиардов рублей!

Неудивительно, что с запасом такой финансовой прочности Аникееву удалось убедить руководство Газпрома, и, очевидно, и «руководство руководства», в том, что необходимо объединить всех подрядчиков газовой монополии в едином акционерном обществе. Предлог был более чем убедительный: дело в том, что и Тимченко, и Ротенберги – собственники Стройтранснефтегаза и Стройгазмонтажа соответственно, которые вместе с СГК выполняют 98 процентов подрядов Газпрома, — находятся под американскими санкциями. И принадлежащие им компании ограничены и в доступе к длинным американским кредитам, и в возможности приобретать и использовать новейшие технологии, необходимые в первую очередь для разработки арктических месторождений.  «Так в чём проблема, — очевидно, в таких выражениях  Аникеев агитировал за свое предложение создать Стройгазпром, куда вошли бы все три упомянутых подрядчика, — создадим новое АО, чистенькое, без санкций и начнем бодро осваивать Харасавэй». Трудно сказать, будет ли обмануто ЦРУ, Госдеп, Конгресс и сам Президент США такой хитроумной и глубоко законспирированной комбинацией, но совершенно точно можно прогнозировать, что Станислав Аникеев свое личное материальное благополучие укрепит даже не кратно – многократно. Ведь Стройгазпром, который возглавил Аникеев, уже практически получил новый подряд на освоение Харасавэйского местрождения на Ямале. Стоимость работ — около триллиона рублей. Причем Стройгазпром будет проводить их на беспрецедентно льготных условиях : авансирование в 50 процентов, освобождение от необходимости банковской гарантии  на аванс, возможность увеличить первоначальную стоимость работ более чем на 10 процентов.

Учитывая все эти обстоятельства, «Компромат ГРУПП» может уверенно предположить, что из триллиона газпромовских денег минимум триста миллиардов рублей Станислав Андреевич найдет, куда направить, так, что и Следственный комитет не обнаружит. Опыт есть. Да и первое судебное дело, поразительно схожее с историей с «Бергеном», уже разворачивается. ООО «Газпромтранс-Сургут» предъявило претензии к вновь образованному Стройгазпрому почти на пять миллионов рублей. Первое заседание Арбитражного суда Петербурга и Ленинградской области назначено на 5 сентября 2019 года. Не та сумма? Но лиха беда начало. К тому же Стройгазпром еще ничего не начал строить, а «метод Арашукова-Аникеева» уже начал действовать по екатерибургскому прецеденту.

Взято из источника

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

20 + четырнадцать =