Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Зять бывшего заммэра Москвы выигрывает во всех государственных лотереях

На этой неделе лотерее «Русское лото» исполняется 25 лет. Почему бы не отметить за счет компании? Покупаем билет, ждем воскресной трансляции на НТВ с замиранием сердца. Ведущий Михаил Борисов в пышных усах и с мешком волшебных бочонков быстро ставит на место — билет оказался пустым. Самые главные призы в миллиарды рублей получают не те, кто играет, а те, кто продает.

Офис с вертолетной площадкой

«Русское лото» — самая знаменитая игра, но далеко не единственная. В ассортименте «Столото» десятки игр на удачу — «6 из 45», «Жилищная лотерея» «Матчбол» и так далее. В 2017 году система государственного лото принесла выручку в 34 миллиарда рублей, в 2018-м — уже 46 миллиардов. Все эти деньги обеспечили люди, которые покупают билеты.

Утром в четверг у касс центрального офиса «Столото» уже небольшая очередь. Сюда приходят победители — получать выигрыши в несколько тысяч рублей — или просто фанаты, плотно сидящие на лотерейном крючке. Им нравится быть поближе к игре (здесь можно следить за розыгрышами вживую). Пожилому мужчине повезло — выиграл 1160 рублей, но деньги — не самое дорогое.

— Давайте на тысячу вот этих билетов. И на 160 еще вот этих, — говорит мужчина с азартным блеском в глазах.

В соседнем окошке человек покупает целую пачку на 5000 рублей. В основном в ней угадывается «Русское лото». Самая популярная лотерея формирует около 75% всей выручки.

Центральный офис находится в автосалоне «Авилон», продающем элитные автомобили, с вертолетной площадкой, синим остеклением и россыпью премиальных «Мерседесов». Если повезет по-крупному, можно сесть и уехать домой на новой «ласточке». Но таких случаев здесь не помнят.

Русское лото с армянским акцентом

Игорь Шувалов
Игорь Шувалов

Лотерейный бизнес в России считается полностью государственным, но от государства здесь немного. Только 5% от общей выручки уходит в бюджет на строительство спортивных объектов, хотя ради этого все и было задумано. В 2014 году по инициативе вице-премьера Игоря Шувалова правительство России запретило все частные лотереи. Предполагалось, что система станет прозрачной, игроков перестанут обманывать с выигрышами, а в бюджет хлынут дополнительные средства на поддержание инфраструктуры Олимпиады в Сочи. За организацию лотерей отвечают два министерства — Минфин и Минспорт. У каждого из них свой частный оператор, который отвечает за сам процесс розыгрыша — крутит шарики, мешает бочонки и т.д. Под патронатом Минфина находится ООО «Спортлото», под Минспортом — ЗАО «Государственные спортивные лотереи» (ГСЛ). Распространением и продажей всех билетов занимается компания «Столото». Казалось бы, где загвоздка? Ответ — на Волгоградском проспекте Москвы. Все подминистерские частные фирмы сидят в одном офисе — том самом, с вертолетной площадкой.

Структура
Как это работает
Организатор:
Министерство спорта
Министерство финансов
Оператор:
«Государственные спортивные лотереи»
«Спортлото»
Распространитель:
«Столото»

В юридических базах все ниточки тянутся к Араму Саркисяну, зятю бывшего зам. мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе (занимался регулированием игорного бизнеса).

Иосиф Орджоникидзе
Иосиф Орджоникидзе

До середины 2017 года Саркисян сам числился учредителем ГСЛ и «Столото». В 2012 году связанная с ним компания «Тоскана Холдинг» выкупила бренд «Спортлото» у Сбербанка за 1,9 млрд рублей.

Саркисяна называют другом торговца автомобилями Александра Варшавского, который стал первым дилером компаний «Мерседес», «Форд» и «Роллс-Ройс» в России. В автосалоне «Авилон» на Волгоградском проспекте их пути по-прежнему пересекаются.

— У нас гослотереи нет, одно название. Государство дало монополию на бизнес одной компании, а само получает копейки, — говорит эксперт игорного бизнеса Дмитрий Слободкин. — «Камелот» — государственная лотерея Великобритании — приносит в бюджет государства 37%, а вознаграждение оператору составляет всего 1%. У нас же примерно 45% получает частный оператор. При этом это абсолютно непрозрачный бизнес. Нигде в публичном отчете не расписаны затраты — сколько тратится на рекламу, сколько на распространение и так далее. Мало того, сам программный продукт — компьютерный алгоритм — был куплен у греческой компании. Возникает вопрос: что, собственно, есть у оператора? Столы и стулья?

Забытые 2 миллиарда

Никому не нужные 2 миллиарда рублей лежат в Москве, и их никто не забирает. Одна из странностей финансовой отчетности государственного лото — огромные объемы невостребованных выигрышей, которые уже давно побили отметку десятизначных чисел.

По закону те выигрыши, которые «проспал» победитель, ждут его в офисе еще полгода. Потом они отправляются на специальный счет, снять с которого их можно только исковым заявлением. После этого срока деньги вливаются в федеральный бюджет. По крайней мере должны. Счетчик невостребованных выигрышей в отчетности ГСЛ с 2013 года так ни разу и не обнулился — деньги в бюджет не ушли. Это подтверждает и отчет руководителя ГСЛ Валентина Кондрашова. По его словам, в 2018 году в федеральный бюджет поступило 2,4 миллиарда рублей. С «забытыми» выигрышами было бы гораздо больше.

— Этому может быть несколько объяснений, — говорит Дмитрий Слободкин. — Может быть, речь идет о накоплениях маленьких выигрышей, за которыми никто не хочет приезжать. Но 2 миллиарда — это все равно очень много, по другим странам я такого не припомню.

Еще есть вариант, что люди не могут получить свои выигрыши из-за плохой системы выплаты. Или третье — банальный мухлеж.

Кто заработал больше всех?

Согласно Федеральному закону «О лотереях» не менее 50% от всей лотерейной выручки должно распределяться на выигрыши, 10% от того, что осталось, забирает государство. Все остальное — вознаграждение частной компании. В результате в 2018 году из-за зависания выигрышей игрокам отошло только 49,6%. Немногим больше, чем к частным посредникам — 45,2%. Государству же досталось только 5,2%.

Если прибавить к заработку частных компаний еще и 2.178.832.350 невостребованных рублей, которые, судя по всему, никуда не денутся с их счетов, получится, что посредники положили в карман на 150 миллионов больше, чем было отпущено игрокам со всей страны.

— Самое интересное: до того как убрали негосударственную лотерею, отчисления государству были по 10%. Негосударственные почему-то платили больше, чем сейчас платят государственные. Такое впечатление, что это просто коррупционная история, которая зародилась еще в нулевые годы, во времена Госкомспорта. Тогда все и начиналось, — заключает Слободкин.

Цифры
Схема распределения выручки (по закону)

50% — на выигрыши
45% — частным посредникам
5% — государству

Взято из источника

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

девятнадцать − 18 =